Rus.delfi.ee: Cуперогромная налоговая махинация? Грязные тайны Раквереского мясокомбината (Сулев Ведлер)

07.03.2018Meediakajastus

В госпрокуратуре ведется с особой секретностью еще одно расследование о происходящем на Раквереском мясокомбинате (коммерческое название — HKScan Estonia). Новое расследование связано с тем, что якобы финны выводили из Эстонии миллионы евро, а налоги — не платились.Увольнение директоров также связано с налогами, пишет Eesti Ekspress.

В конце декабря госпрокурор Марек Вахинг начал проверку: соответствуют ли действительности утверждения относительно бывшего члена правления HKScan Estonia Теэта Соорма и якобы его суперогромной налоговой махинации.

Соорм рассказывал на допросе в ЦеКриПо, что финская материнская фирма выводила из Эстонии невероятные суммы. Не миллионы — десятки миллионов евро! Это продолжалось в течение года. И налоги остались не уплаченными.

“Подозрения никому предъявлено не было”, — поведал пресс-секретарь прокуратуры Харри Тууль.

Финские владельцы мясокомбината в ходе нового следствия не сделали ни одного заявления. Вероятно, они о нем и не знают. А если и знают — такие заявления не пошли бы на пользу имиджу фирмы. HKScan — общественное предприятие, его акции торгуются на хельсинкской бирже.

Плохие новости окажут воздействие на цену акций, и потому биржевые компании прячут такие уголовные дела, равно как и сирийские террористы — американские бомбардировщики.

Однако недавно покинул должность финансовый директор финской материнской фирмы Туомо Вальконен. Его последний рабочий день был на прошлой неделе.

Вслед за Соормом Анне Мере, являющаяся руководителем отросли HKScan в Эстонии, признала, что Налогово-таможенный департамент действительно испытывает интерес к их деятельности. Последнее письмо от налоговиков она получила на прошлой неделе.
Мере, однако, утверждает, что ничего не знает о следствии прокурора Вахинга, хотя должна была бы быть в курсе.

Гособвинитель Марек Вахинг специализируется на экономических преступлениях, в особенности — налоговых. В теме он разбирается очень хорошо, так как ранее работал в следственном отделе Налогового департамента. Вахинг вел крупные дела: например, о коррупции бывшего вице-мэра Тарту Каяра Лембера, об огромных масштабов налоговом преступлении на бывшей Tartu Viljasalve, сейчас — Tartu Mill. Также принимал участие в процессе Ассара Паулуса, занимался экономической стороной вопроса.

Известный информатор?

Скандал вокруг мясокомбината разразился осенью 2016 года. Президентом материнской фирмы HKScan, расположенной в Финляндии, стал Яри Латванен.

Латванен перешел из фирмы, занимающейся древесиной, Stora Enso, но у него имеется и большой опыт в пищевой промышленности. Один из пиков его карьеры приходится на 2013, когда он был исполнительным директором в Findus Nordic — фирме, занимающейся замороженными продуктами. Тогда разгорелся скандал вокруг конины — нашли в лазанье: она поступила от французского предприятия. Латванен среагировал быстро, сделал дело доступным общественности и за свою деятельность информатора заслужил престижную шведскую награду.

Латванен начал большую чистку и в самом HKScan. Уже в первый его рабочий день, 1 ноября 2016 года, послали искать новые вызовы Самули Эскола, проработавшего в фирме 12 лет. Он, помимо прочего, отвечал и за эстонское бизнес-направление.

Тогда новый босс встретился с Теэтом Соормом. Они вместе совершили в течение пары дней тур по эстонским и латвийским предприятиям HKScan, которые были во власти Соорма. Все, казалось, шло нормально.

Мобильные собрали, а ключ от сейфа — пропал

Наступил понедельник, 14 ноября, и грянул гром среди ясного неба. На собрание эстонского правления ворвались охранники, у директоров собрали мобильные и лэптопы. Начались внутренние проверки. У главного бухгалтера требовали открыть сейф, находившийся у нее в кабинете, но она этого не сделала: утверждала, что ключ потерян.

Правление HKScan и фирмы Rakvere Farmid (бывшее название — Ekseko), выращивавшей свиней, получило пинка, но общественности был дан сигнал, якобы их временно устранили от выполнения обязанностей. Финны назначили исполнительным директором обеих фирм Анне Мере.

Соорм называет случившееся столкновением двух мужчин с большим эго — его самого и нового директора Латванена. “Он пришел подразнить меня своим большим эго, а я со своим большим эго не сдаюсь”.

Анне Мере видит дело иначе: Соорм и Латванен виделись лишь мельком. “Нет цели враждовать”, — уверена она. “Личного тут ничего нет. Это желание биржевого предприятия быть максимально прозрачным. Достичь ясности: было ли что-то сделано неверно”.

И Латванен сказал в своем интервью “Постимеэс”, что ни на кого не охотится: “Я не знаю, что сделали мои предшественники, я даже из не знаю. Оттого у меня нет ничего против своих предшественников или Теэта Соорма”.

Все началось с Украины

По словам Соорма, к нынешним событиям привел слушай, произошедший несколько лет назад: HKScan желал создать единую фирму на Украине с предприятием Astarta. Это не какой то колхоз — большое предприятие, чьими акциями торгуют на варшавской бирже.

Центром единого предприятия должен был стать кормовой завод и четыре фермы на 20 000 голов. “Это в общей сложности было в два раза больше, чем Ekseko. Вообще не шутки”, — поведал Соорм. Главное здание Ekseko — шестиэтажный дом близ Вильянди.

Новым проектом должны были заниматься Теэт Соорм и его доверенный Мати Туви — человек с прекрасным опытом в сфере свиноводства. Оба должны были получить 5-процентную долю в общей фирме. Были готовы переехать на Украину.

Но не тут-то было: начался ужас, бардак и полный бедлам. Украинская экономика дрогнула. Финны нажали на тормоз. Украинский проект должен был перейти к семейству Кыухкна, которые были и есть в кругу владельцев комбината с середины 90-х, когда фирму приватизировали и еще не продали HKScan.

Кыухкна и приняли бы Соорма на работу, чтобы он вел дела на Украине. На самом же деле семейство отказалось от проекта.

Однако финны решили, что лучше попридержать Соорма у себя: пусть трудится тут, и предложили ему золотые наручники. “Они пригласили меня в Вантаа и предложили бонусный договор: я получаю 10% от прибыли Ekseko, но в течение следующих пяти лет я должен быть и “рабом”. Не мог смотреть ни направо, ни налево, должен был работать лишь в интересах финнов”.

Как утверждает Мере, у Теэта Соорма на основании бонусного договора было право получать крупные суммы денег, на таких прошений он не подавал. “Премий на его счет не поступало”.

Однако в ходе внутренних проверок выяснилось, что Соорм дозволил в течение нескольких лет перевести 1,3 миллиона евро фирме Laventra. В их счетах Ekseko значились разные услуги, которых на самом деле фирма не получала.

Но выяснилось еще вот что: во время заключения данного договора и выставления счетов членом правления и дольщиком Laventra была сестра Теэта Соорма…

Отсюда и возникло подозрение, что Соорм и Туви из концерна HKScan выводили деньги. Присвоили 1,3 миллиона.

Представители HKScan все время все это знали, выплаты происходили на протяжение пяти лет.

Кроме того, таким образом уходили от налогов. Получая премии как частное лицо, Ekseko должна была платить и социальный налог, а услуги могла записать дешевле в раздел трат. Это и есть ядро вышеупомянутого уголовного дела.

Командировка или отдых?

Подозрения имеются и в отношении путевок, по которым директора и члены их семей летали в экзотические места: от Рованиеми — до Филиппин.

“Когда годовые результаты труда были известны, и они были хорошими, нам обещали некоторую сумму, так сказать, в качестве бонуса. Мы решили ее ежегодно использовать для путешествий. Этот т.н. обычай путешествий правления в качестве бонуса был введен финнами уже с начала 2000-х”, — поведал Соорм. “22 года я там проработал. Это была весьма трудная область. Своих людей я держал: лучше попутешествуем вместе, чем купим очередной гаджет”.

Соорм позволял зачислять путевки с целью отдыха как командировки: так тоже можно сэкономить на налогах.

Ekspress поинтересовалась: Анне Мере тоже была в подобном рейсе? Она признала, что ездила в Бразилию: “Был однажды один рейс, но… Как он был оформлен — я не в курсе”.

“Подарок на день рождения”

После отстранения от должности в правлении Соорм надеялся, что все можно будет быстро уладить.

В адвокатском бюро Сойранена, представлявшем HKScan, обнадежили: “Завтра будет решение”.

А завтра — опять: “Завтра”.

Соорм только и слышал “Завтра, завтра, завтра”, но и “завтра” ничего не происходило.

Новый год он встретил за границей. Вернулся — решения не было.

Юрист Мартин Крупп, чьими услугами пользовался Соорм, предупредил: такое затягивание показывает, что финны плетут против него какую-то схему.

В середине февраля Соорм получил “подарок ко дню рождения” (он родился 18 февраля): его банковский счет арестовали, на вильяндиский дом наложили ипотеку. Rakvere Farmid (Ekseko) подали иск в суд более чем на два миллиона евро против Соорма и Мати Туви.

Соорм подумал: надо готовиться к ответному удару. “Он жаждал мести”, — говорит его знакомый.

Соорм связался с министром финансов Свеном Сестером и поведал ему, как зарубежные фирмы из Эстонии без налогов выводят гигантские суммы. На этой встрече Соорм не называл ни названий фирм, ни сумм. Но министр понял, о чем речь.

Когда Сестер освободился от должности, Соорм связался с новым министром финансов — Тоомасом Тынисте. И он понял: большая проблема.

В атаку!

И Соорм ответил. в ноябре в эстонских СМИ он разразился: “Кто-нибудь может себе представить, чтобы президент Финляндии или премьер-министр приехали бы в Таллинн и орали бы на своих коллег? Поведение правления концерна при нашем освобождении с должностей было хождением по грани уголовного дела”.

Он напрямую “выстрелил” в Латванена, назвав его “мужчинкой”, понаехавшим в Эстонию и спровоцировавшим развод в лучших традициях драк на улице Виру в 90-х.

Соорм не верит, что Латванен долго выстоит: ущерб фирмы в прошлом году составил около 40 миллионов. У крупнейшего конкурента Atria — прибыль этого же масштаба.

В то же время бонусный пакет для глав HKScan стал богаче.

29 ноября 2017 года прокуратура оповестила общественность: Теэт Соорм и Мати Туви задержаны в качестве подозреваемых. “Прокурор Пыхьяской окружной прокуратуры Стелла Вебер пояснила, что на основании собранных к настоящему моменту улик имеется основание подозревать Т. Соорма и М. Туви в совершении наносящих ущерб предприятию сделок посредством злоупотребления доверием, а также в присвоении примерно полумиллиона евро и в отмывании денег на такую же сумму”.

Мужчин отвезли в главную контору ЦеКриПо в Каламая. “Актуальная камера вела прямое включение”.

В деле сосредоточились в основном на рейсах и договорах. Соорм называет это обещанными ему бонусами. Кроме того — выдача гарантийных писем и некоторые сделки с арендой земли. И — вершина всего — подозрение в отмывании денег. Ведь вышеупомянутые 1,3 миллиона евро, полученные через бонусные договоры, не остались же “просто так валяться” на банковском счету.

Чтобы признать факт отмывания денег, надо доказать, что деньги эти — криминального происхождения. В фирме Соорма двигались очень серьезные суммы, и потому полиция уже не знает: какая их часть криминальная, какая — нет.

Все мутно, сетуют следователи.